Общение животных

0
328

Общение животных


Мир животных еще более энергетически приближен к человеку, а общение животных также существует как и общение между людьми. Его аура многопланова, лишь иногда агрессивна к нам, но в большинстве своем — добра и велика. Недаром множится число домашних любимцев, вносящих в дом непередаваемое тепло и уют, раскрывающих в людях все лучшее, хранящееся в душах и не находящее выхода, словно цветок любви распускается внутри нас при виде беспомощного существа, попавшего в наш дом. Мы не узнаем себя — сколько в нас в каждом любви, заботы и доброты. И в этой ауре дети растут другие. Рядом с птицами, рыбами, кошками и собаками формируется детская душа, способная к сочувствию и пониманию в большом взрослом мире.

Маленькая девочка смотрела на мир огромными печальными глазами — болезнь не отступала. «Что ей поможет?» — думала мать.

«Хочу живого слона!» — сказал ребенок.

И наутро отец привел слона, обойдя все запреты, вопреки всем и вся. Теплая мощная волна ауры серого великана накрыла ребенка словно огромным целебным облаком, в котором растворилась болезнь — ребенок ожил и стал выздоравливать…

Я пересказала рассказ А. И. Куприна «Слон» — потрясающую повесть о любви, нежности и вере в чудо. Никакие лекарства не могли сделать то, что свершил живой великан из местного зоопарка.

А кошки, снимающие спазм сосудов и успокаивающие головную боль?!.. Массирующие шершавым язычком безжизненные детские пальчики, которые начинают чувствовать и шевелиться. Мне они всегда кажутся загадочными существами, знающими о нашем мире гораздо больше нас.

Вот уж кому не откажешь в сенсорности, интуиции, общении с Высшим полем Вселенной.

Он катился беспомощным комочком по тайге — маленький рыжий Васька, которого хозяева забыли где-то во Владивостоке, уехав в Москву.

Он не погиб от голода, ловя птичек и мышей, не попался собачьей стае. Рыжий ребенок Вселенной очень хотел быть снова с ними — добрыми, веселыми, кормящими молочком. Он хотел мурлыкать сказки их маленькому сыну, играть клубочками пряжи и посматривать с балкона вниз на пролетающих птичек. Он помнил их голоса, теплые руки.

Все это — представление о доме, людям — облаком ушло во Вселенную вместе с вопросом «Где они?». И пришел ответ — куда идти, в какую сторону.

Так было в течении нескольких месяцев:

вопрос — ответ.



Вселенная помнит обо всех, в ней достаточно любви для каждого.

Он нашел их — своих хозяев, их дом снова стал ему родным. А они не верили глазам своим, считали километры и рассказывали об этом всем.

Собакам за верность, преданность и отвагу ставят памятники. Последний появился в Тольятти — псу, который не хотел уходить с места аварии машины хозяев, в которой погибли все. Он все ждал их, они были живы для него. Они, в его представлении, не могли умереть и не прийти за ним. Люди, по-своему, пытались помочь псу, увозя его в теплые дома, но он убегал и снова возвращался на трассу.

Собаки обладают сверхчутьем и огромной интуицией. Они — экстрасенсы от Бога. Да что можно учуять среди завалов, теряя и находя вновь нужный запах? Они улавливают биоэнергетически слабые сигналы живой человеческой ауры, нами не улавливаемые.

Они чуют приближение хозяина, «слыша» его биополе — иначе не объяснишь их счастливое волнение. Он же, хозяин, думает о том, что идет домой. Эта мысль определяема и читаема, это не запах или звук, это нечто более тонкое, сенсорное. Все это рядом и близко — мы все можем рассказать о наших пушистых любимцах такие потрясающие вещи!

Мы с ними разговариваем, общаемся — и они понимают нас, общение животных всегда существует. Животные просят прощения и просто жалеют, преданно глядя в глаза и облизывая руки, если нам плохо, если мы печальны или чем-то расстроены. Я хочу вам рассказать о примере такого общения, диалога людей и животных.

В доме нашем мирно и весело, вопреки расхожему мнению о несовместимости пород и характеров, жили черный терьер Илъмара — гроза микрорайона, во время прогулок которой местные старушки предусмотрительно удалялись в подъезды, и маленькая, игривая, любящая весь мир шелтюшка Сэсси — дама необычайной красоты, владелица роскошной шубы соболиного оттенка с огромным белым воротником, непременная участница всех выставочных «Best in show».

Став молодой мамой, красавица Сэс не спешила изменять своим привычкам. «И откуда они взялись, эти щенки?» — думала она. «И почему я должна их кормить и облизывать, а, главное, сидеть около них часами, что при моем импульсивном характере просто невыносимо. Ну просто в голове не укладывается! Сколько кругом дел: смотреть, кто ушел и кто вернулся в дом, разнюхать, что готовят на обед, выпросить кусочек курочки и вовремя облаять тех, кто шмыгает на лестничной площадке — ишь чего захотели, нечего тут ходить». Щенки лежали на невысоком диванчике, укрытые байковым детским одеяльцем и слабо попискивали. Накормив малюток и облизав им мордочки, Сэс сворачивала одеяльце в виде птичьего гнездышка с отверстием наверху. Засунув туда острую мордочку и убедившись, что все в порядке, она отправлялась по делам. Ильмару ее беспечность очень раздражала, и она ворчала на нее сквозь зубы. Но милашке Сэс до этого не было никакого дела: ворчи на здоровье, мои дети — воспитываю, как считаю нужным! Однажды, когда я вернулась домой, Сэс подлетела ко мне с «квадратными» глазами и начала что-то горячо объяснять. Она отбегала и возвращалась, возмущенно лаяла и крутила хвостом, как бы приглашая пойти и взглянуть, какое творится безобразие. «Что, детей отобрали?» — спросила я у нее. «Допрыгалась, добегалась! Вот так- то оставлять их без присмотра! Дождалась! Вот возьмут и не отдадут».

Мы с ней вошли в комнату и остановились у порога: дальше Сэс двигаться не решалась. На диванчике, около детей, в позе сфинкса возлегала Ильмара, сверкая глазами сквозь челку.

Сэс что-то торопливо объясняла мне, но не двигалась дальше порога. Видимо, она рассказывала о том, что отошла на минутку по очень важным делам, а вернулась — детей забрали и не отдают.

«Ильмарочка, солнышко» — сказала я собаке, стоя у порога: «Ну отдай ты этой глупышке ее щенков. Она еще маленькая, не все понимает, поумнеет — станет образцовой мамой». С грациозностью черной пантеры Ильма опустила на пол могучую лапу и, оперевшись на нее, медленно спустилась с дивана. Проходя мимо нас, вдвоем стоящих у порога, она внушительно и громко зарычала на Сэс и с «этими словами» гордо и независимо удалилась. Счастливая мамаша молнией метнулась к щенкам и принялась усиленно облизывать, раскинувшись поближе к ним теплым розовым животиком с крошечными пуговками, налитыми густым молочком.

И уже через несколько минут идиллия кормления была в самом расцвете: почмокивание, попискивание от удовольствия, торчащие от гигантских усилий хвостики щенят и счастливая улыбка на рыжей мордочке довольной миром и собой шелти.

«Какой же это кайф, эти щенки в доме, и как быстро он заканчивается — всего через полтора месяца», — говорит моя дочь всякий раз, когда я держу на ладошке теплый, только что родившийся комочек.

Мы любим их, они любят нас, мы понимаем животных, они схватывают все с полуслова, с полувзгляда. На каком же языке мы общаемся — на языке сенсорики, на языке биоэнергетики, взаимодействия полей и аур! По-другому это не объяснишь. Все мы: живущие на земле, растущие и цветущие — связаны воедино сенсорикой. Все мы — экстрасенсы. У нас единое поле — частица общего поля Вселенной.

Другие статьи:

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here