Общение с растениями

0
335

Мир растений также наполнен сверхчувственным восприятием и таким образом существует общение с растениями. Комнатные цветы реагируют на события, происходящие в квартире, и даже на отдельных людей. Человек, несущий агрессию, заставляет их съеживаться, сжиматься. И, наоборот, доброта и улыбка на лице — и тут же благодарность — чудесные цветы, сочные листья.

Моя знакомая, поливая цветы в офисе психотерапевта, своим появлением заставила цвести фиалки, которые «безмолвствовали» долгое время. А сам хозяин офиса в своей деятельности был склонен к негативным программам, считая, что человек должен быть готов к худшему, а лучше он и так поймет и оценит. И фиалки тоже воспринимали эти программы. Только на своем уровне: зацветать не хотели.

 

Я могу пересаживать цветы зимой, на убывающей Луне, в неблагоприятные дни, но с нежностью и любовью, в новые красивые кашпо. И они растут, как ни в чем не бывало, присутствует общение с растениями и они  абсолютно не болея, радуют лепестками цветов, листьями на мощных стеблях.

В Москве в интеллигентной профессорской семье в начале прошлого века росли две дочки. Они посадили две пушистые елочки, которые тянулись вверх и хорошели год от года вместе с ними. Судьба жестоко обошлась с сестрами, разметав их по свету: одну — в сталинские лагеря, другую — в душную атмосферу небольшого городка, в голод эвакуации, в унижение и забвение. И в момент трагедии, в ее смертный час дрогнуло дерево от корней до вершины, до маленьких кончиков зеленых ростков, сжались протоки — сосуды дерева, да так и не разжались — не захотело дерево больше жить на свете. И светлые соки земли не питали больше темно-зеленые побеги ветвей. Пожелтела верхушка, ель погибла. А вторая стоит и поныне, пережила хозяйку, преодолевшую все и дожившую до глубокого девяностолетнего рубежа.

Сестер этих, дочек профессора Цветаева, основателя Русского музея, звали Анастасия и Марина.

И помним мы все, что Марина Ивановна Цветаева — великая русская поэтесса, трагически покончила с собой в Елабуге. Могила ее неизвестна.

А скорбь всей России, потерявшей великую дочь, воплотилась в дереве, красивой зеленой ели, которая единственная напомнила людям о Марине в тот миг.



«Мы в ответе за тех, кого приручили» — написал де Сент-Экзюпери в «Маленьком принце».

Так это не только люди и животные, которых мы любим и которые любят нас. Это и растения, и все что нас окружает — вещи, предметы. Все, чего коснулась наша рука, становится нашей частицей и хранит нашу энергетику. А растения — они же живые. И, оказывается, они связаны с нами невидимой связью, способны чувствовать нас даже издалека. Мы живем в вещах-предметах — на них частица нашей ауры.

«Генерал-губернатором в Москве во время захвата ее Наполеоном был граф Федор Васильевич Ростопчин.

Именно он был инициатором поджога Москвы. Действия его современники считали очень патриотичными: мол, не прикажи Растопчин поджечь Москву, — от Наполеона не скоро избавились бы… Сжег он и загородный свой дом в селе Воронове на старой калужской дороге, предварительно прикрепив к дверям записку на французском: «Восемь лет я украшал его. При вашем приближении я передаю огню дом свой, чтобы, он не был осквернен вашим присутствием…».

После выхода в отставку Ростопчин жил в Париже, но скончался во время последнего приезда в Москву. Похоронен на Пятницком кладбище. Перед кончиной Ростопчин был несколько дней в агонии, много раз был при последнем издыхании, но не умирал. Его несколько раз в день навещал его приятель живописец Тончи.

Однажды сидел он в своем кабинете и, думая о Ростопчине, положил перед собой подаренную другом табакерку с картинкой под стеклом на крышке. Вдруг стекло на глазах треснуло. По какому-то неясному побуждению Тончи достал часы, записал время и послал камердинера в дом графа. Вернувшись, тот сказал, что Ростопчин скончался именно в те минуты, когда стекло шкатулки треснуло».

«Север», 1893 год.

Уходя, мы не растворяемся в бесконечности Вселенной, а остаемся на Земле — везде, где мы жили, творили и строили, давали жизнь детям. Мы остаемся частицей информационного поля Земли, ячейкой бесконечного объема памяти Вселенной.

Строки певца революции В. В. Маяковского: «Мы идем сквозь револьверный лай, чтобы, умирая, воплотиться в пароходы, строчки и другие долгие дела» — интуитивная догадка поэта-мыслителя о предназначении человека на Земле. И, что бы ни происходило, какие бы беды ни творились вокруг, человек не перестает об этом думать.

Другие статьи:

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here